Previous Entry Share Next Entry
Про вокзал, закон и полицейских.
фотограф Владислав Радченко
vladrad
Оригинал взят у vbatkovich в Про вокзал, закон и полицейских.
Для тех, кто не следит за деятельностью Ильи Варламова и Дмитрия Терновского, необходимо пояснить: вышеозначенные товарищи спровоцировали достаточно резонансную тему по поводу видео- и фотосъемки в общественных местах, в частности - на ЖД вокзалах. Они установили, что если вы снимаете в своих личных целях в зале ожидания какого-нибудь вокзала, то вам не нужно иметь при себе какое-либо разрешение на подобную съемку. Все запреты являются незаконными.




Сейчас будет много неинтересных букв из нормативно-правовых актов. Интересные буквы начинаются во Второй части)

Часть первая, законодательная.
В седые времена СССР на вокзалах действительно снимать было запрещено. Запрет на съемку содержался в «Правилах перевозок пассажиров и багажа по железным дорогам Союза ССР». Эти правила были отменены приказом МПС №44 от 14 октября 2002 г. А в 2008 году вышло «Положение о проведении теле-, видео-, кино- и фотосъемок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО «РЖД», утвержденного президентом ОАО «РЖД» В.И. Якуниным. В пункте 3 этого Положения сказано, что каких-либо разрешений на любительскую фотосъемку в личных целях не требуются. Кроме данного Положения, есть еще масса различных нормативно-правовых актов, разрешающих подобную фотосъемку:
- В статье 29 Конституции Российской Федерации предусмотрено право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
- Статьей 7 закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" предусмотрено, что к общедоступной информации относятся общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен. Вот определения, данные в статье 7:
1. К общедоступной информации относятся общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен.
2. Общедоступная информация может использоваться любыми лицами по их усмотрению при соблюдении установленных федеральными законами ограничений в отношении распространения такой информации.
- Гражданский кодекс Российской Федерации в статье 152.1 предусматривает лишь охрану изображения гражданина, однако охраны "изображения собственности гражданина" закон не предусматривает.
- Ограничение на сбор информации противоречит Конституции и закону "Об информации…".
- На организации, предоставляющие услуги, а к таким организациям относится и ОАО «РЖД», распространяется Закон «О защите прав потребителей». Статьей 8 Закона «О защите прав потребителей» закреплена обязанность продавца предоставить покупателю информацию о товарах. То, как покупатель будет предоставленную информацию обрабатывать, и с помощью чего фиксировать, законом не ограничивается. А согласно ст. 16 вышеназванного Закона, условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Мало того, какие-либо внутренние запреты организаций никоим образом не распространяются на людей, не работающих в данной организации.

Очень часто можно услышать, что вокзал является "стратегическим объектом".
Съемку «мостовых сооружений, тоннелей, станционных, оборонительных и всякого рода иных сооружений, находящихся на землях, предоставленных железнодорожному транспорту» запрещало проводить постановление Совнаркома «О порядке производства фотографических, кинематографических и прочих съемок на территории РСФСР». Весьма вероятно, что именно оно является причиной появления заблуждения о том, что «железная дорога --- это стратегический объект, и поэтому ее запрещено снимать». В настоящее время постановление применяться, конечно же, не может.
Законом «О транспортной безопасности» регулируется то, как производится оценка уязвимости объектов транспортной инфраструктуры, и то, какие меры принимаются для их защиты. Однако, единственной задачей установления таких мер является защита от «актов незаконного вмешательства». Под ним в статье 1 закона понимается «противоправное действие (бездействие), в том числе террористический акт, угрожающее безопасной деятельности транспортного комплекса, повлекшее за собой причинение вреда жизни и здоровью людей, материальный ущерб либо создавшее угрозу наступления таких последствий». Съемка к таким «актам» не относится.
Закон "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации“ (ст. 21) разрешает устанавливать ограничения при нахождении людей на путях и платформах, и только для обеспечения безопасности. В “Уставе железнодорожного транспорта» также никаких ограничений на фотосъемку не содержится.

На этом экскурс в дебри нашего законодательства можно считать оконченным) Благодаря действиям Варламова и Терновского, на вокзалах нашей столицы сейчас можно абсолютно свободно снимать, не опасаясь каких-либо незаконных запретов сотрудников частной охранки и полицейских. Мало того, по стране в разных городах прошли подобные акции, увенчавшиеся успехом. Все это стихийно вылилось в движение "Свобода фотографии". Даже наш президент поддержал эту затею.

Часть вторая, повествовательная.
Теперь обо мне. Я люблю фотографировать. Причем основной для меня является именно жанровая съемка. Я часто снимаю на улицах, рынках, остановках и прочих общественных местах. В общем, где много людей - там и я) И чем больше поток - тем лучше. Вокзал же - настоящая жемчужина среди всех общественных мест. Где еще можно найти такое количество _разных_ людей? В общем, я решил поснимать на вокзале.



На любой съемке у меня один и тот же порядок действий: я прихожу на место съемки и несколько минут просто хожу взад-вперед, иногда "щелкая" фотоаппаратом по сторонам, не направляя объектив на людей. Спустя какое-то время люди ко мне привыкают и перестают реагировать на фотоаппарат. С этого момента я могу спокойно охотится за удачными кадрами.

Памятуя о нездоровом отношении ЧОПовцев к камере, я все же распечатал несколько вышеуказанных законов и "Положение о съемках" - удивительно, но до сих пор действует правило "без бамажки ты - какашка", и в случае каких-либо нездоровых телодвижений мне было б на что опираться в своих доводах.

Итак, в минувшее воскресение я отправился на Пригородный вокзал - поснимать приезжих. Все шло как обычно - минут десять я бесцельно бродил по вокзалу, изредка делая какие-то тестовые снимки. Объявили посадку на какой-то поезд, народ ломанулся на перрон, я стал рядом с дверями и начал снимать. Вот тут встрепенулся находившийся рядом сотрудник ЧОПа ( на бейдже значилось - Юрьев Виталий Валентинович) - и понеслось... "Ты кто такой?", "Ты чо меня снимаешь?", "Кто тебе разрешил?", "Снимать запрещено", "А ну пошел отсюда!" - и все это с какой-то необоснованной злобой. На попытку объяснить, что снимаю для себя, в ответ услышал: "Ты чо нарываешься? Ну смотри...", и данный экземпляр ускакал за дежурным. Подошел сотрудник полиции (девушка, звания и фамилии, к сожалению, не запомнил), и спросила разрешения на съемку, предупредив, что в противном случае фотосъемка будет запрещена. В этот же момент подоспела и представитель ОАО "РЖД" Татьяна Васильевна (должность в структуре РЖД и фамилия остались неизвестными). Аргументы обоих таковы: вокзал - стратегический объект, без разрешения снимать нельзя. Справедливости ради, должен заметить, что разговор был абсолютно спокойным, никоим образом не походил на спор, никто ни на кого не кричал. Очень настораживало поведение ЧОПовца, который прыгал вокруг нас и сыпал какими-то "запрещениями", но я старался не обращать на это внимания и продолжал общаться с представителем РЖД и сотрудником полиции. В конце концов я предоставил им распечатку "Положения о съемках", реакция была какая-то странная - оказывается, если на данном Положении не стоит печати, значит это Положение недействительно. А то, что данный документ является внутренним документом РЖД, и представитель РЖД обязан был с ним ознакомиться еще в июле 2008 года, никого не волновало. Наконец, к нашей группе подошел еще один сотрудник полиции, представившийся старшим сержантом Заикой Николаем Николаевичем. Он выслушал мои доводы, изучил документы, переписал данные и спокойно разрешил продолжать съемку. Инцидент, казалось бы, был исчерпан. Побродив по вокзалу еще минут двадцать, я направился к выходу, где был остановлен одним сотрудником ЧОПа. Он предложил поболтать с ним "чисто по-человечески". К сожалению, я не имел возможности вести какую-либо запись происходящего, а накалять обстановку посчитал неразумным. Выслушав про "не по-братски поступаешь", "ты же понимаешь, наши законы сильнее", "мало ли что может с тобой случиться", "кирпич сверху" и не вступая в какую-либо напряженную полемику, я удалился с вокзала.
Все происходящее вызывало яростный протест - хамское отношение сотрудников ЧОПа сильно раздражало, но каких-либо рычагов давления на них у меня не было: вряд ли его сотоварищи по вокзалу стали свидетельствовать против своего.



Несмотря на такое поведение частной охранки, я не собирался отказываться от своей идеи поснимать на вокзале, поэтому на следующий день отправился на Главный ЖД вокзал, для подстраховки пригласив art_line. Идея такова: я спокойно снимаю, в случае неадекватных действий со стороны ЧОПа Ринат начинает писать видео, чтобы в дальнейшем были какие-либо доказательства незаконности оных действий. Справедливости ради должен заметить, что на этот раз основной целью было выявление незаконных действий, нежели чем фотосъемка.



Мы зашли в вокзал, я вновь начал бесцельно бродить по залу ожидания. По пути нам встретился сотрудник ЧОпа, который потребовал прекратить фотосъемку. Сообщив о незаконности его запрета, мы продолжили фотосъемку. Несколькими минутами позже ко нам подошел человек в форме сотрудника полиции и, не представившись, также потребовал прекратить фотосъемку. На мою законную просьбу предъявить документы, подтверждающие принадлежность к каким-либо органам правопорядка, данный гражданин никак не прореагировал и потребовал пройти с ним.

- пройдемте со мной
- покажите пожалуйста ваши документы
- пройдемте со мной
- я с вами не пройду, пока вы не покажете свои документы
- на пригородном, по-моему, вы вчера мозги делали?
.........
- вы знаете, что здесь нельзя снимать?
- снимать абсолютно законно. Я вчера рассказывал это старшему сержанту (Заике Н.Н.), он разрешил съемку...
- я знаю, что вы рассказывали...
........
- вы знаете, что нельзя фотографировать людей без их согласия?
- можно фотографировать граждан, статья 1232 Гражданского Кодекса
(вот тут, честно говоря, я перепутал статьи. Подразумевалась статья 152.1)
- значит, вы хотите по-серьезному? Ну сейчас, ждите...



Предполагаемый сотрудник полиции удалился. Ждать на месте было глупо, поэтому мы отправились искать "Правила пользования ЖД вокзалом", если таковые имеются. Таковых мы не нашли - сотрудники вокзала не знают, где с этими Правилами можно ознакомится:

- извините, где можно найти правила пользования ЖД вокзалом?
- вот стойки где-то здесь
, - сказала милая барышня на кассе и помахала рукой в неизведанную даль. Мы отправились в указанном направлении, но правил так и не нашли. Тогда мы стали спрашивать у отъезжающих, видели ли они где-нибудь искомые правила, но, увы, их никто не видел. Тут к нам подошли трое сотрудников милиции под предводительством старшего сержанта Медянкина Дениса Максимовича:

- документы можно ваши?
- покажите, пожалуйста, ваши.
- сразу свои готовьте.
........
- документы ваши.
- я бы хотел узнать основания (мое законное право)
- пройдемте!
- я с вами не пройду
- чего вы тут снимаете?
- для личных целей.
- каких личных? Вот сейчас пойдем, посмотрим, что это за личные...


Я вновь отказываюсь: статья 27 пункт 5 Закона о полиции говорит о том, что сотрудник полиции обязан соблюдать при выполнении служебных обязанностей права и законные интересы граждан. В данном контексте, без предъявления оснований препровождение в отделение является нарушением действующего законодательства.

Чины прибывали. Количество сотрудников полиции вокруг нас увеличивалось. Чтобы не накалять обстановку, мы выполнили требование сотрудника полиции предоставить свои документы на основании "вызываю недоверие своими действиями". Дальше все проходило по одному и тому же сценарию: покажите документы, зачем снимаете, есть ли разрешение, это стратегический объект, может вы готовите теракт. Причем каждый вновь прибывший просил прекратить видеосъемку, на что мы отказывались - вот уж тут просто железно мы имели на это право:

- я не пойму, это у нас конференция, или что? Не поворачивайте на меня, пожалуйста, камеру!
- он (art_line) имеет полное право фиксировать происходящее по Закону о полиции.
- меня он не имеет права...
........
- в законе о полиции прописано, что он имеет право меня фотографировать
(снимать на видео)?
- да
- покажите мне, пожалуйста. Вы же начитаны, вы с собою принесли, покажите мне, где там написано?


Очень странно, что сотрудник полиции не знает Закон о полиции! Для справки, статья 8 данного закона имеет вполне говорящее название "Открытость и публичность")

Самое сложное в этой ситуации - сохранять спокойствие. Ты просто не можешь объяснить - как только начинаешь фразу, тебя тут же прерывают. Начинаешь зацикливаться - одни и те же вопросы, ответить невозможно, приходиться каждый раз начинать все с начала - и так по кругу.
В конце концов меня доставили в дежурную часть "для проверки документов", несмотря на то, что свои документы я предоставил ранее. По дороге я все же смог нормально объяснить цели фотосъемки, благо старший лейтенант Кудинов А.В. меня не прерывал. К сожалению, я не имел каких-либо достоверных знаний о возможности съемки в помещениях дежурной части, поэтому с этого момента какая-либо видео- и аудиозапись была прекращена.
В самой дежурной части достаточно долго решалось, что же со мной делать дальше. По доносившимся из дежурки обрывкам диалогов, становилось ясно, что сами сотрудники не уверены в правильности своих действий. 
Наконец, пригласили понятых, произвели досмотр личных вещей и отправили в кабинет "на дознание". Также, был приглашен майор ФСБ Смирнов (не совсем уверен в звании) - абсолютно разумный спокойный дядька. Наконец-то я смог предоставить свои доводы в нормальной форме, дал ссылки на различные нормативно-правовые акты, на Положение РЖД, а дабы не быть голословным, показал распечатки с выдержками законов. Быстро выяснилось, что я не представляю для него какого-либо интереса, и он покинул кабинет. Чем дольше я там сидел, тем спокойнее и вежливее становились сотрудники. Трижды со мной разговаривали "без протокола, по-человечески": 
 - Парень, мы прекрасно тебя понимаем, ты своими действиями создаешь прецедент, по которому в дальнейшем возможны какие-либо уточнения в законе на федеральном уровне. У нас же в законах многое не прописано. Возможно, ты и прав.
В итоге был составлен протокол по статье 19.3 ч.1 КОАП РФ с формулировкой "оказание сопротивления законному требованию сотрудника полиции, а именно - не прекращение фотосъемки", дело передано в Мировой Суд Железнодорожного района.
Мною же было составлено обращение в Транспортную прокуратуру, где я описал возникшую ситуацию и обратился с просьбой о разъяснении. Ответить мне должны в тридцатидневный срок.

Всего этот инцидент занял по времени порядка четырех часов: в 12:20 мы начали съемку, где-то в 16:30 я вышел из дежурной части с протоколом в руках.

А вот видео инцидента (огромное спасибо Ринату art_line):


Часть третья, рассуждения на тему.
Всю эту ситуацию можно рассматривать в двух ключах: Формально и "По-человечески".

- Начнем с Формальной стороны.
С точки зрения закона, мы правы. Сотрудники полиции - нет. Я могу настучать в прокуратуру, требовать расследования (в том числе,  и о некомпетентности полицейских), принятия мер и прочее. То есть сухо, согласно Букве Закона. В таком случае, сотрудников полиции, участвовавших в данном инциденте, скорее всего ждет выговор, лишение премий и прочие нерадости жизни. Однако, предо мной никогда не стояло цели выявить и наказать. Обращение в прокуратуру составлено таким образом, что каких-либо нежелательных действий в сторону сотрудников полиции не будет. Скорее всего, я просто получу бумажку с разрешением, а до сотрудников доведут сию информацию, чтоб впредь таких действий не совершали. С другой стороны, если бы полицейские вели себя откровенно по-хамски, в прокуратуру пошло б совершенно другим образом составленное письмо.

- По-человечески.
Казалось бы, чего уж сложно - подойти самому в дежурку, отметиться и предупредить: мол, ребят, я такой-то, снимаю вот для того-то. Однако, как показывает практика, если человек имеет возможность что-либо запрещать - он запретит. Так, на всякий случай, вдруг чего случится. А иногда поведение сотрудников правоохранительных органов просто не поддается каким-либо объяснениям. Порой складывается ощущение, что кроме как с наркоманами, бомжами и прочими асоциальными элементами они просто не общаются. Именно из-за "особенностей" такого общения складывается негативный облик сотрудников полиции. Плюс ко всему, я не хочу всякий раз спрашивать разрешение на что-либо, когда никаких разрешений абсолютно не требуется. Я вполне понимаю доводы полицейских: ты вот сейчас снимаешь людей, а тебе в кадр попали опоры свода вокзала. Ты без задней мысли выложишь в интернет, а тут вдруг откуда ни возьмись - террористы. Они посмотрят на снимки и выяснят, где лучше всего заложить бомбу. Однако, это очень слабый довод - практически у каждого человека телефон имеет возможность фотосъемки. И на телефоны сотрудники не обращают никакого внимания. А будь такая нужда заснять то, что общедоступно - это сделать очень просто. Давайте сегодня запретим снимать "большими камерами", потому что "вдруг чего случится", а завтра запретим большие чемоданы - а вдруг там бомба. Тем более, что чемоданы на входе в зал ожидания не досматривают. Можно также запретить громкий смех - а вдруг человек смеется на тем, что заложил бомбу, а теперь злорадствует на прошляпившими полицейскими. Абсурдно, не правда ли?

Что ж, ждем судебного решения и ответа от прокуратуры. В любом случае, я был бы рад как можно более широкому распространению данного текста.


Вот несколько интересных ссылок:
Свобода фотографии
Беспредел на Курском вокзале
Имеет ли право охранник препятствовать съемке?
Почему милиционеров можно снимать
Прокуратура за свободу фотографии


?

Log in